ти-рекс
теперь я могу все рассказать.

в середине июля мы с русалкой поехали в питер. ехала я без особых восторгов, но с радостью, и этот город меня по-настоящему удивил. там я была свободна, там мне было спокойно. это было и есть мое место. действительно мое. такое чуешь только нутром и понимаешь только тогда, когда возвращаешься.

в питере случилось много прогулок, красивейших мест (и под этим словосочетанием я подразумеваю не только очевидную красоту, как, например, дворцовая или петергоф, но и уют бесконечных переулков, гладь темной воды, мощь домов, образ мысли живущих там людей). там я мало курила, много пила, спокойно дышала и неизменно была счастлива.

там случился человек, до одури похожий на брэдли купера. он проводил нас на развод мостов (на который мы, к слову, опоздали), уложил на марсовом поле, заставил слушать город. все это случилось в последнюю ночь, а потом мы вернулись.

около недели я ревела, а потом начала смотреть в стену. друзья волновались, русалка раздражалась. а я просто зависла между городами, безостановочно пытаясь вычислить, что было сном, что явью, где мое настоящее и почему мне так хуево.

учеба закончилась, работы не предвиделось, деньги были - и через месяц я собрала вещи и уехала обратно. мне было до одури страшно - я в первый раз делала все сама, никто не отвечал за меня, в конце концов, я впервые оказалась в малознакомом месте без кого-либо близкого рядом.

если в первый раз наша поездка получилась насыщенной и дневными похождениями, и вечерними посиделками, то в этот раз все было сугубо ночным. после полудня я просыпалась, одевалась и шла гулять - и так до утра практически каждый день. я познакомилась с огромным количеством интереснейших людей и выполнила программу по контактированию с людьми на год вперед (наполеон был счастлив). я не ставила себе цель увидеться с купером, но он снова случился. и все снова было правильным до жути, в свое время и на своем месте.

на второй день я узнала, что мой единственный близкий родственник в больнице.

я в питере, мне некого взять за руку, я потратила больше, чем планировала, я одна одна одна, я себя ненавижу, я не могу уехать, я не могу ни-че-го. когда я звонила русалке, то неизменно рыдала.

город успокаивал, стоило выйти из номера.

после работы неизменно приходил купер, приносил с собой много историй и неиссякаемый запас энергии. держал, пока я пыталась выплыть из того кошмара, в который сама себя загнала. заставлял улыбаться - и я это делала, сначала через силу, потом все легче и легче.

когда я вернулась в челябинск, то уже не смотрела в стену и не впадала в ступор, просто голова была занята настоящими проблемами. бабушке решили провести операцию. в 71 год.
кошмар достиг своего пика.

и тут кое-что обнаружилось - когда тебя поднимают со дна, это оставляет нехилый отпечаток. за 4 дня в питере выработался рефлекс - когда все совсем плохо, идти и брать его за руку. а тут нельзя. а тут никак. и это меня уничтожало.
тогда мой мозг придумал защитный ход - я просто создала свою тихую гавань из обрывков воспоминаний, прикосновений и мыслей по поводу собственного будущего. я убегала туда по несколько раз на дню, и в конце концов снова перестала отличать реальность и сон.

в итоге - операция прошла хорошо. и все не так уж плохо, как казалось в самом начале.
но я все еще не могу проснуться.

очень хорошо, что в этот раз обошлось без любовей и драм, потому что тогда я бы никогда не выбралась из этого кошмара.

сейчас я более-менее спокойна, думаю о том, чтобы в конце концов перебраться в питер насовсем, но это случится не скоро. у меня есть время и холодная, ясная голова, какие-никакие мозги и небольшой стартовый капитал.

у меня все получится.
у меня все получится.

@темы: сова улыбнулась и погладила гарре по голове